Обратная связь

Встреча с Легендой. Валентина Пель

28.05.2018

Валентину Степановну Пель можно слушать часами, любоваться необыкновенным сочетанием королевской осанки и задорного огонька в глазах. Мне повезло не только учиться у Валентины Степановны, но и два года работать под ее руководством в Институте молодежной политики и социальной работы. При первой встрече бросается в глаза, что это не только ученый, руководитель, но в первую очередь необыкновенной красоты Женщина. С такой вот красивой Легендой лагерного движения я вас сегодня и познакомлю. 


🎤Анна Байкалова: Мы начинаем наше интервью с традиционного блица. Скажите, если спросить вашего лучшего друга, что отличает Валентину Степановну от других людей? Что бы он ответил?
🎯Валентина Пель: Моего лучшего друга? Я думаю, прежде всего, в порядочности, в честности, в умении отстаивать свою позицию.
🎤Анна Байкалова: ваша любимая песня?
🎯Валентина Пель: Наверное, «Команда молодости нашей». Сам ритм песни, смысл заложенный в тексте, передаёт то состояние, в котором прошла наша жизнь.
🎤Анна Байкалова: Скажите, чем вы гордитесь в своей профессиональной карьере, о чем с удовольствием вспоминаете, каким опытом готовы делиться?
🎯Валентина Пель: Я считаю, что я очень серьезно в конце 70-х начале 80 годов поработала над формированием программы, идеологии, философии ДСОЛКД «Чкаловец», в результате получилась программа, которая не уступала орлятским программам. Нам удалось сделать хорошее научно-методическое и программное обеспечение жизнедеятельности лагеря, которым пользовались в последствие очень многие поколения чкаловцев. Это был расцвет нашего лагеря и нас стали называть «Сибирским Артеком» не только за здания, а именно за содержание. Это если говорить именно о моей лагерной деятельности.
Если говорить о моей профессиональной работе, то я безусловно горжусь, Институтом молодежной политики и социальной работы, который удалось создать при поддержке ректора нашего института (университета) П.В.Лепина в 2003 году. Полагаю, что ему до сих пор нет аналогов, потому что об этом опыте говорят и практики, работающие в сфере молодёной политики, и те, кто профессионально занимается воспитанием молодёжи. По роду своей деятельности я много езжу и по Сибирскому Федеральному округу, принмаю участие во всероссийских конференциях, и постоянно нахожу этому подтверждение. Сейчас я понимаю, что мы создали уникальное образовательное учреждение практически с нуля. Я глубоко убеждена, что очень многие разделяют такую точку зрения, что то, что сделали с нашим Институтом по прошествии 10 лет его существования – это осознанный разгром, так как растущий авторитет Института как научно-исследовательского и практического центра по работе с молодёжью вызывал недовольство у тех, кто не понимал важности нравственных и идеологических основ этой деятельности . Честно могу сказать, что мне до сегодняшнего дня не стыдно ни за одного нашего выпускника. Очень горжусь командой профессионалов, которую мне удалось создать.


🎤Анна Байкалова: Валентина Степановна, а вы сами были когда-нибудь вожатой? Работали ли вы с детьми?
🎯Валентина Пель: Безусловно! Начнем с того, что первая запись в моей трудовой книжке –это старшая пионерская вожатая в школе. Затем были курсы старших пионерских вожатых при Новосибирском Государственном Педагогическом Университете, и после них была практика. Руководителем наших курсов был заведующий кафедрой теории и методики пионерской и комсомольской работы, кандидат педагогических наук Леонид Яковлевич Миерович. А куратором наших курсов была Марина Соломоновна Коган. Летом они работали с нами в лагере «Буревестник», где и стартовала, собственно, моя первая летняя практика в качестве отрядной вожатой.
🎤Анна Байкалова: То есть первый лагерь, куда вы попали, был «Буревестник»?
🎯Валентина Пель: Да, располагался он на территории Новосибирской области, небольшой такой лагерёк, там было всего четыре, а в напряжённую смену пять отрядов. Находился он далеко от цивилизации, был летнего типа. Но Леонид Яковлевич и Марина Соломоновна, будучи удивительно творческими людьми, создали уникальный, очень сплочённый, дружный педагогический коллектив. В основном это были учащиеся и выпускники курсов старших пионерских вожатых и студенты, исторического факультета, на котором Леонид Яковлевич читал курс «Теории и методики пионерской работы». Он высматривал ярких, неординарных, талантливых ребят, и под его руководством собиралась очень дружная, весёлая команда, которых готовили к организации воспитательной работы в школах в качестве заместителей директоров. Это прекрасно, когда во главе стоят умелые люди, которые знают, что они будут делать, чему они нас будут учить, понимают как сделать так, чтобы первый вожатский опыт не оттолкнул от профессии, чтобы не было разочарования при первой встрече с особенностями быта и выполнением режимных моментов. Это была очень хорошая практическая школа и, действительно, сплочённый профессиональный коллектив опытных и начинающих вожатых. Вот тогда, наверное, первый раз у меня и зародилась мысль, что детский летний лагерь –это некое временное сообщество детей и взрослых, в котором должны возникнуть отношения доверия, сотрудничества. Если это возникает, то тогда каждый становится интересен другому и возникает ощущение такого тёплого дома, в который хочется возвращаться. Об этом же писала в своих работах Вера Бедерханова.
🎤Анна Байкалова : Вы знакомы?
🎯Валентина Пель: Да, конечно. Сначала я познакомилась с ее книгами, а лично мы встретились гораздо позднее, в «Орлёнке». Для «Орленка» в начале нулевых было непростое, сложное время, неоднозначна была ситуация с воспитательным пространством в стране вообще, и неопределенны были перспективы развития Всероссийского центра в частности. Джеус Александр Васильевич, только-только вступивший в должность генерального директора, собрал большую конференцию из представителей науки, людей которые много сделали для формирования воспитательной системы в лагерях России , а также пригласил начальников и директоров лагерей, в общем тех людей кому был небезразличен вектор развития лагерного сообщества .
🎤Анна Байкалова: А что такого сложного и неопределенного случилось в «Орленке» на рубеже веков? Я была там ребенком в 1988 году и горжусь, тем что я орленок, у меня остались самые радостные воспоминания.
🎯Валентина Пель: В конце восьмидесятых еще живы была и пионерская организация и Советский Союз. Но уже через десять лет там стали твориться непотребные вещи. В годы перестройки практически угробили и мощную методическую, и не менее сильную материальную базу. Например, разорили уникальный розарий: во всём мире не было такого сорта розы, которая не росла бы на территории Орлёнка. Их выкорчевали, а на этом месте посадили какие-то полевые цветочки. Как бы кощунственно это не звучало сегодня, но тогда абсолютно серьезно обсуждалась необходимость переименования «Орленка», а также стоял вопрос о сносе памятника Орлёнку и постройке на этом месте водного развлекательного центра. У нас была тогда большая команда, человек сто собрались из разных регионов, среди них звезды сегодняшней индустрии детского отдыха- например, Андрей Тимонин и Борис Куприянов из Костромы, теперь это доктора педагогических наук. Очень много спорили, говорили, выступали, обсуждали, очень уважительно каждый высказывал свою точку зрения и совместными усилиями этот прожект остановили. Приятно осознавать, что Орлёнку всё-таки удалось сохранить свои традиции в вопросах воспитания подрастающего поколения, найти своё место в современных условиях, и отстоять своё право быть флагманом в сфере детского отдыха и оздоровления.
🎤Анна Байкалова: Валентина Степановна, а можете ли вы назвать свой любимый лагерь? Лагерь, который оказал наибольшее влияние на ваше профессиональное становление?
🎯Валентина Пель: Я бы развела эти понятия- «любимый» и «оказавший влияние на профессиональное становление».Мое детство прошло в Южном Казахстане, на каникулы меня отправляли в лагерь на берегу небольшой горной речушки, которая образовывала что- то типа естественной купальни. Там все было очень просто, красиво, доступно. Были линейка открытия, линейка закрытия. Работали с нами обычные молодые ребята с предприятия, вожатые-производственники. Они были с гитарами, пели с нами песни, танцевали, проводили отрядные костры. Тогда не было еще понятия «вечерний огонёк», оно появилось гораздо позднее. Были очень добрые повара, которые по вечерам выставляли большой таз с сухарями. Каждый мог набить карманы этими мелкими сухариками, и это было большим лакомством для нас, чем фрукты. Потому что арбузы, вишня, черешня- это было естественно, а сухарики тогда казались очень вкусными и необычными. Вот про этот лагерь я могу сказать, что очень его любила.
А вот лагерь, который повлиял на мой окончательный профессиональный выбор — это, во -первых, Всероссийский пионерский лагерь «Орленок», лагерь «Комсомольский», где я получила сильную методическую подготовку. Ну, и конечно, с не меньшим удовольствием, вспоминаю годы своей работы старшим педагогом в лагере «Чкаловец». Здесь удалось реализовать многое из опыта, полученного во Всероссийском лагере. В «Чкаловце» мне удалось создать творческий и дружный педагогический коллектив, в котором сложился позитивный опыт содружества вожатых -студентов и вожатых- производственников.


🎤Анна Байкалова: Валентина Степановна, а могли бы вы вспомнить ситуацию, которая на момент работы в лагере, казалась сложной и не решаемой, а сегодня вы о ней не можете вспоминать без смеха.
🎯Валентина Пель: Таких ситуаций за годы моей работы было очень много. В первое лето, когда «Чкаловец» переехал из Мочище в Бурмистрово, на берег Обского моря, мне запомнилась одна ситуация. Представьте себе линейку открытия, выходит 19 отрядов, можете себе представить сколько это детей? В каждом отряде раньше строго было по 40 ребят. Электричество в лагере проведено еще не на все точки, радист нашего лагеря просто подпитался к открытому кабелю. Расставив ноги, он над этим открытым кабелем обычно стоял всю линейку, чтобы мы могли что- то сказать в микрофон. И так каждое утро, так как с утренней линейки начинался каждый день смены. Для меня эти линейки были одной большой мукой, потому что мало ли что могло произойти с точки зрения безопасности.
В то время линейкам вообще уделяли очень много внимания, а особенно линейкам открытия и закрытия смены. И вот на одно из этих торжественных мероприятий приехало много начальников из Чкаловского завода. Руководитель профсоюза, посмотрев сценарий сказала: «Что же тут у вас наш комсомольский секретарь не выступает? Дайте ему слово. Пусть он детей поздравит с началом лета и скажет призыв». Хорошо. Мы даем слово. Выходит этот комсомольский секретарь, произносит речь яркую, хорошую, что страна все сделала, чтобы дети хорошо отдыхали, поэтому мы идем верной дорогой и тд и тп. И заканчивает: «Юные ленинцы к борьбе за дело коммунистической партии будьте готовы!» И можете себе представить…гробовое молчание…. Я тогда у него беру микрофон и очень спокойно говорю: «Юные пионеры, к борьбе за дело коммунистической партии Советского Союза будьте готовы!» И вся дружина хором: «Всегда готовы!» После линейки комсомольский секретарь стал на меня ругаться в присутствии руководства завода. Мол, я застроила весь лагерь, что только на мой голос здесь реагируют. Я говорю: «Да нет, просто наши пионеры знают, что в мире сегодня 82 коммунистические партии, поэтому за дело какой партии вы их призывали, они не поняли, вот дети и молчали». Директор завода захохотал и посоветовал вернуть политинформацию в комсомольские структуры. В тот момент, конечно, ситуация была не очень приятная для меня, но пережили.
🎤Анна Байкалова: А если вернуться ко всероссийским лагерям, какой опыт был для вас наиболее полезным?
🎯Валентина Пель: Во- первых, у меня везде были разные позиции. В «Артеке» я чаще всего бывала в качестве гостьи, эксперта, спикера, принимала участие в различных конференциях, на которых обсуждались проблемы детского отдыха. В «Орленке» я получила очень хорошую научно- методическую базу, благодаря своему непосредственному руководителю – директору лагеря «Комсомольский» Иванову Валерию Дмитриевичу. Вот он действительно, занимался образованием вожатых, разговаривал с нами как с коллегами! Приглашал к нам для проведения семинаров именитых ученых, например перед вожатыми выступали Игорь Семенович Кон, Давид Иосифович Фельдштейн, многие представители ленинградской научной школы, которые растолковывали нам суть коллективно- творческой деятельности, той самой теории, которая легла в основу орлятской педагогики.
А с «Океаном» я уже работала в совершенно другом качестве — была консультантом по вопросам организации обучения вожатых. Я предложила проект подготовки вожатых через обучение при педагогическом вузе. Именно обучение в НГПУ на тот момент оказало очень положительное влияние на кадровую политику Всероссийского детского центра, стабилизировало вожатский состав. Мы подготовили отличную команду вожатых, многие из них и сейчас работают в «Океане», теперь уже занимая руководящие посты. Светлана Кирса, Светлана Дехаль, Галя Касьяненко, Елена Ильченко это наши выпускницы.
Если смотреть на всероссийские лагеря с точки зрения исследователя, который анализирует различные модели организации летнего отдыха, то «Артек» –это вечный фестиваль, праздник круглый год, именно эта модель была взята за основу. «Орленок» -это отношения, это коллектив, это «услышь меня, пойми меня, прими меня», это КТД. Девиз: «Каждое дело творчески, иначе зачем»- философия всей орлятской жизни. Там ничего не делается на показ, там педагогам важнее, что чувствует и переживает ребенок, что он понимает, как он себя ощущает, насколько комфортно ему в коллективе, в который он попал.
А в «Океане», как в самом молодом лагере, успешно соединились все лучшие модели организации детского отдыха.
🎤Анна Байкалова: Валентина Степановна, а кого из директоров детских лагерей вы могли бы привести в пример как наиболее успешного руководителя, управленца?
🎯Валентина Пель: Давайте для начала разведем эти две позиции- руководитель и управленец. Управлять, прежде всего, это создать коллектив единомышленников, это сделать цели своей работы настолько привлекательными, чтобы люди с удовольствием пошли за тобой, доверять тем, с кем работаешь, а не проверять ежеминутно. И сотрудники подтягиваются, становятся более эффективными, потому что знают, что ты выбрал правильный путь, ты движешься в правильном направлении. Я это в своей практике проверила совершенно четко. А когда приходят «стратеги» и «новаторы», которые начинают под личиной управления пытаться тобой руководить, не доверяя и контролируя каждый шаг, то это становится давлением, которому хочется спротивляться. Такие деятели, кстати, всегда прикрывают свои действия интересами команды, а на самом деле это не команда, так как каждый старается подсидеть соседа, чтобы добиться расположения руководства. И сильный сжирает слабого. А управление всегда стороится на доверии и взаимном уважении.
За свою жизнь я повидала большое количество поистине талантливых управленцев. Но всегда привожу в пример директора лагеря «Комсомольский» в «Орленке» — Валерия Дмитриевича Иванова.
Во-первых -это ученый с большой буквы. В моем представлении именно таким должен быть ученый. Это эрудированный и начитанный человек с богатейшим кругозором. Каждому вожатому он подсовывал книги, в зависимости от того, кому чего не хватало. Мне, например, он Евтушенко дал прочитать, а позже подарил сборник стихов Елизаветы Стюарт. И написал:
«Старик Шекспир не сразу стал Шекспиром,
Не сразу он из ряда вышел вон,
Века прошли, пока он целым миром
Был в звание Шекспира возведен».
Я думаю, что тем самым он возложил на меня какие-то свои надежды.
Он иногда ставил передо мной совершенно непосильные задачи. Бывало, я начинала истерить, и говорила, что я не смогу это сделать никогда. Он парировал: «Ну прям, сможешь». Я вообще человек, который очень тяжело пишет, и тут на планерке Валерий Дмитриевич объявляет: «Итоговая линейка пройдет со стихами, и стихи о событиях, прошедших на смене, напишет Валентина». И нужно не просто перечислить дела, а как-то в интересной форме это сделать. Оставил мне ключ от кабинета и сказал: «Работай. Выйдешь, когда напишешь». Я рыдала, но сочинила. И до сих пор собой горжусь.
Как-то раз случилось, что моего напарника из Высшей комсомольской школы отозвали готовить съезд комсомола, и я осталась одна на отряде, а смены тогда были по тридцать дней. Иванов мне сказал: «Ты сильная, ты справишься». Когда я отработала одна первую неделю, то меня буквально ветром шатало, понимаете, это очень тяжело не отходить от ребят, когда нет партнера. Валерий Дмитриевич все это видел, подмены дать никакой мне не мог, потому что из-за этого съезда даже физруков пришлось на отряды поставить. И вот он подошел и сказал: «Ты знаешь, я тебя отпускаю. Я тебе решил сделать подарок- выходной! Только одень орлятскую форму и поедешь в Сочи, а я побуду с твоим отрядом, за одно посмотрю, что там у тебя происходит». И он, действительно, вышел на отряд как простой вожатый. Подарок? Конечно подарок для девчонки. Мне даже машину с сопровождающим от лагеря выделили! Так я впервые увидела Сочи. Южный город , очень красивый, июль месяц, все цветет, море отдыхающих. Я поняла потом, почему орлятскую форму заставил одеть: оказывается была такая хорошая традиция, к орлятским никогда не приставали, не липли отдыхающие. Когда я вернулась в лагерь, весь мой спортивный отряд сидел с книгами. Иванов так повернул ситуацию ребятам, так здорово рассказал о пользе чтения, что они разобрали почти всю библиотеку. И у меня последняя неделя ушла на то, что они читали книги, обсуждали и многие бегали к нему советоваться, что бы еще прочесть.
Еще одна ситуация, которую никогда не забуду, произошла в «Орленке», когда я работала всего вторую смену. Мы назвали свой отряд с ребятами «Корчагинцы» сделали отрядный уголок в форме буденовки. Ребята кнопками закрепили название «Корчагинцы» и принялись готовить вечернее дело «Вечер разгаданный и неразгаданных тайн» . И кто-то из них сделал оформление из ватмана в форме не то космонавта, не то водолаза, и чтобы его не сдуло, ребята также кнопками рядом с «Корчагинцами» это дело прикололи. Смотрелось внешне забавно, потому что «Корчагинцы», буденовка и вдруг что-то среднее между космонавтом и костюмом водолаза. В это время какой-то комсомольский руководитель заходит ко мне на площадку и начинает ругаться: «Кто комиссар?»- «Я». Подхожу. «Что это у вас за безобразие? Такое красивое, высокое название, такой грамотный уголок с политической точки зрения, и тут же черт те что висит». В этот момент идет Валерий Дмитриевич Иванов, видит, что меня за ерунду порицают, читают мне лекцию мне об идейно-политическом воспитании, о том что мои действия подрывает идею корчагинцев, видит как я лепечу что-то, пытаюсь объяснить: «чтобы не сдуло прикололи дети, что это только для вечерней программы». Подлетает, и не взирая на то, что перед ним очень высокий ЦКовский работник, говорит: «Что ты мне портишь хорошего вожатого? Зачем ты ее ставишь в неловкую позицию? Какое идейно-политическое воспитание? Ты о чем? Пошли отсюда».
Также у Валерия Дмитриевича была совершенно потрясающая система оценки качества работы персонала. На педагогическом совете, посвященному рефлексии смены, мне досталась не самая положительная оценка, потому что у меня в тот момент не сложились отношения с партнером, который был командирован в «Орленок» одним из Обкомов Комсомола. В работе он оказался не очень ответственным и дисциплинированным, что негативно отразилось на работе отряда. Старший педагог очень жестко сказала, что ей хотелось бы большей мудрости от студентов педагогических вузов, и выстраивания отношений с вожатыми-производственниками. Мне было так обидно. Педсовет заканчивается, а про меня вообще ничего хорошего не было сказано. Я после педсовета подхожу к директору и говорю: «Валерий Дмитриевич, Вы считаете, что она права? Вы же все видели, все много раз». Он так на меня посмотрел и сказал: «Иди работай. Время покажет». Через неделю мне принесли мешок писем от детей. Я стремглав кинулась к письмам, на самом деле меня не столько детские письма волновали, в Новосибирске у меня остался любимый человек. Мы даже свадьбу отложили, потому что «Орленок» –это была моя мечта. (Мы, кстати, были первым отрядом из НГПИ, которые поехали в «Орленок». Это благодаря связям Галины Васильевны Винниковой с Хозовым заместителем начальника по воспитательной работе. В «Артек» сибиряки ездили, а в «Орленок» нет. Орлята принимали только тех людей, которые понимали их систему. Именно Галина Васильевна Винникова всех убедила что мы достойны «Орленка»).
Взял Иванов мои письма, весь мешочек, и отнес его старшему педагогу. Показывает и говорит: вот результат ее работы. Наш начальник считал самым хорошим показателем работы вожатого- мешок детских писем, по окончании смены. А вот если тебе не принесут ни одного письмеца, значит плохо сработал. Вот такой была у него система оценки вожатской работы!
🎤Анна Байкалова: Валентина Степановна, поделитесь секретом, а каких людей вы порекомендовали бы брать к себе в команду? Или спрошу по-другому. Кого бы точно не взяли?
🎯Валентина Пель: Когда у А.С. Макаренко спросили, кого вы не возьмете на работу, он ответил: «если я попрошу у человека носовой платок, и он достанет неопрятный носовой платок, то я его в свой коллектив не возьму». Для Макаренко было важно наличие свежего носового платка у педагога, как показатель высокой внутренней культуры. Если говорить обо мне, то я бы в педагогический коллектив брала людей, которые имеют какое-то яркое увлечение. Это важно для отдельного ребенка и для всего педагогического сообщества. Во всяком случае, если я чем-то очень сильно увлечен и имею к этому глубокий интерес –это то, что может зацепить окружающих. Чем больше в вожатском отряде будет людей, которые имеют какое- то увлечение, глубокий интерес, тогда появятся и творчество, и эти люди тогда интересны окружающим. Мне кажется удача работы вожатого, если ты интересен детям, если тебе есть, что им сказать.
🎤Анна Байкалова: А если бы вам предложили возглавить высшее учебное заведение, в котором готовили бы директоров лагерей, то какие дисциплины вы выбрали в качестве обязательных к изучению.
🎯Валентина Пель: Во-первых, я считаю, что нет необходимости в таком учебном заведении. Это совершенно точно. Я не вижу необходимости подготовки таких специалистов, также как в системе педагогического образования изначально никто не занимается подготовкой директоров и завучей. Потому что в определенной степени здесь должно быть первое, базовое образование, а дальше должны быть программы профессиональной переподготовки и повышения квалификации человека. Еще раз подчеркиваю — позиция директора должна сложиться в самом человеке, она складывается не на пустом месте, она складывается из его профессиональной, научной, личностной подготовки. Это как та шапка Мономаха, она не каждому к лицу.
Директор лагеря не должен досконально разбираться в вопросах хозяйствования, но хорошее психолого-педагогическое образование иметь обязан. Неправда, что дети любят лагерь за то, что сытно и хорошо кормят. Безусловно, современные дети стремятся к комфорту. Но я могу привести тысячи примеров, где совсем не отлично налаженный быт определяет успех лагеря, а именно та атмосфера, сам дух лагеря, который делает очень многие вещи в эмоциональном плане более значимы для ребенка. И вот создать такую атмосферу -это может только педагог с хорошей профессиональной подготовкой, ориентированной на эффективную работу всего педагогического коллектива. Возвращаясь к орлятскому опыту, В.Д. Иванов всегда считал, что тех.службы важны, он не умолял никогда их достоинство, но он называл их бойцы невидимого фронта, а вожатые, по его мнению, стояли на «первой линии огня». Вожатые принимают все- и удачи и промахи своих ребят, от их решений зависит очень многое, зависит настроение всего лагеря. Хороший вожатый всегда найдет то доброе и хорошее, что есть в каждом человеке. И сможет это доброе повернуть на пользу окружающим. Зачастую директорами лагерей назначают хороших крепких хозяйственников. Приедешь в такой лагерь, казалось бы, вроде все хорошо, но внутри вожатского отряда создается нездоровый дух соревновательности за чистоту и порядок, за сохранность имущества. Директор-хозяйственник невольно это привносит. Как правило, этот медленно, но верно подъедает коллектив вожатский.
🎤Анна Байкалова: А можете назвать три качества, которые непременно должны быть у директора лагеря?
🎯Валентина Пель: Прежде всего, образованность в своей области. Я подчеркиваю, не компетентность как сегодня любят говорить, а образованность, профессионализм, хорошее знание своего дела. Я считаю, что компетентностный подход загонит в могилу высшую школу. Он угробит высшую школу, потому что задача ВУЗа –это дать глубокие профессиональные знания. Профессиональные знания, а не направление подготовки. Это же абсурд! Прочитайте наш закон об образовании, который мы молча проглотили. У нас сегодня нет понятия «высшее профессиональное образование», у нас сегодня три уровня высшего образования. Аспирантура у нас считается третьим уровнем высшего образования, а не послевузовским, как было раньше. Сегодня туда зачастую приходят люди, которым противопоказана аспирантура, потому что не все способны к научно-исследовательской деятельности. Поэтому первое качество- хорошая профессиональная подготовка и образованность.
Второе, наверное, умение брать на себя ответственность, когда мы создаём какие-то программы –это ответственность. Ответственность предусматривает и преданность делу, и знание дела. Ответственность –это определенные нравственные вещи в моем понимании.
Третье, очень важное для директора лагеря, как и для любого управленца, качество, это умение профессионально, ответственно отстаивать свою позицию. Это мужество определенное. Предавать свою позицию в угоду кому-то или чему-то, это значит предать себя. Человек, который легко меняет свою позицию, не может управлять другими.
Когда я училась в аспирантуре в Ленинграде, в пединституте был юбилей А.С.Макаренко, перед нами выступали воспитанники Антона Семеновича. Сегодня Макаренко зачастую называют основателем сталинской педагогики. Но я видела, с какой глубокой нравственной благодарностью его ученики, убеленные сединою, говорили о своем учителе. Меня тогда поразило, что многие из них придя в коммуну шпаной, беспризорниками, сделали научную карьеру и стали учеными. Как раз эти люди говорили о том , что Макаренко отличал профессионализм, который опирался на высокий уровень образованности. Его отличала высочайшая ответственность. Потому что, взять ответственность за судьбу детей, которые были выброшены из общества, которые совершили противоправные поступки разной тяжести, пережили негативный социальный опыт, и привести их в нормальное состояние — это подвиг. Если бы каждый педагог, живущий на Земле, за всю свою педагогическую карьеру воспитал десяток таких людей как А.С. Макаренко, ему памятник надо было бы поставить. Кроме этого, самого А.С. Макаренко ломали очень серьезные структуры, но он свою позицию не изменил.
🎤Анна Байкалова: Валентина Степановна, скажите, вы наблюдали лагерь в 70- 80-е,много сделали для сохранения лагерного сообщества в 90-е, наблюдаете за трансформацией индустрии детского отдыха в 21 веке. На какие тенденции стоит обращать внимание нам , практикам? О чем нельзя забывать?
🎯Валентина Пель: Когда мы организовывали в Новосибирской области первый наш фестиваль лагерей, уже тогда обратили внимание, что главное в лагере это кадры, кадры, и еще раз кадры. Именно правильно подготовленные кадры задают весь вектор лета. Меня очень сильно беспокоит, что современные вожатские отряды превратились в отряды «пляшущих человечков». И оценивают вожатых не по содержанию их деятельности, а по тому насколько «круче» смотрятся костюмы, насколько синхронно они танцуют. На рубеже веков в педагогическом образовании отказались от методики воспитательной работы, в силу того, что воспитание было заменено понятием «социализация». Единственное, что помогло частичто сохранить воспитательные идеи в системе детского отдыха, это здоровый консерватизм воспитательного пространства и географический фактор: мы были подальше от Москвы, к нам, в Сибирь, эти веяния пришли немножко позже. Сегодня совершенно понятно, что в тот самый перестроечный период угробили уникальную систему подготовки педагогических кадров для лагерей. В какой-то степени мы пытались ее возродить в Институте молодежной политики и социальной работы. Я считаю, что нам это удалось, потому что очень многие ребята работают в этой системе, и работают довольно успешно. Уверена, что они со временем придут на смену сегодняшним руководителям сферы детского отдыха, как когда-то мы пришли на смену старшим товарищам. Очень жаль, что комсомол, отвечавший за содержание детского отдыха, в тот сложный период упустил бразды правления. Традиционная модель организации жизнедеятельности временного детского коллектива была утрачена, и каждый лагерь был вынужден создавать собственную программу, не имея качественной методической поддержки со стороны властных структур. Мне и моим коллегам пришлось обеспечивать формирование новых подходов к организации работы в детских лагерях. Е. В. Киселева, Н.Н. Киселев, Е.В.Лисецкая, Н.В. Кошман, Б.А.Дейч, Д.В. Чернов – вот те преподаватели педагогического университета, которые многое сделали чтобы сохранить детские лагеря в Сибирском регионе. Так же много сделали и практики: директора дагерей, методисты, перечислить которых – не хватит времени интервью, но их наверняка знают и помнят все, кто связан с детским отдыхом. Поскольку кадры и содержание это главное в деятельности лагерей, мы и начали с главного –возродили традицию проведения инструктивных лагерей в нашей области, чего не было уже много лет. Нам пришлось заново закладывать содержание, восстанавливать многие традиции: и традиции линеек, и традиции вожатских сюрпризов. Мы понимали, что в девяностые годы это все ушло как в песок.Содержательная поруха в лагерях была очень сильная, мне кажется, что её последствия до сих пор сказываются. Очень обидно вспоминать, но в большинстве лагерей тогда одни шоу были, одни конкурсы Мисс и Мистеров.
Именно тогда по лагерям распространиласть довольно упрощённая развлекательно-досуговая модель организации деятельности. К сожалению, в оценке работы лагерей доминирует понятие «услуга», что зачастую заставляет лагеря идти по пути сохранения внешне насыщенного досуга детей. Внешняя форма в таком случае неизбежно превалирует над содержанием, а позиция детей становится созерцательной или просто потребительской. Тем самым снижается возможность развития активной творческой позиции самих детей, пропадает возможность создания единого коллектива детей и взрослых как целостного сообщества. Теряется идея отношений, которые необходимы для развтия у детей нравственного начала. Мне кажется, что наиболее полно позитивные традиции советского воспитания отражены в идеях коммунарской методики, ставшей основой для фомирования идей коллективно-творческой деятельности. Очень хотелось бы, чтобы лагеря вернулись к этим основам, переосмыслив их в соответствии с современными тенденциями. Но то, что лагерь может давать ребёнку бесценный опыт сопереживания, сотворчества, взаимной ответственности и гуманности – это безусловно. И к этому надо стремиться. 


🎤Анна Байкалова: Спасибо Валентина Степановна! Заканчиваем мы наше интервью традиционным пожеланием вожатым и руководителям лагерей, которые сейчас реализуют летнюю компанию 2018.
🎯Валентина Пель: Пусть будет лето теплым — в прямом и переносном смысле. Теплым во всех отношениях! Пусть в вашей жизни появятся новые друзья, которых вы обязательно приобретёте в лагере. Общаясь со своими выпускниками, многие из которых работают директорами, руководителями органов системы образования часто слышу такое мнение: «приходят на работу молодые ребята из педагогического вуза, начинаем расспрашивать и понимаем, что ярких личностей, легенд нет». А когда исчезает легенда, то исчезает некий дух, особенность учреждения, уходит атмосфера и та высокая планка к которой нужно стремиться… Может и хорошо, что вы задумали свой цикл. Удачи вам в вашей деятельности. А всем ребятам вышедшим работать этим летом хочу пожелать — работайте так, чтобы о вас потом слагали легенды!

Комментарии (0)


Оставить комментарий

Добавить комментарий

тринадцать − девять =

* - обязательные поля