Обратная связь

Встреча с Легендой. Валерий Долгих

12.05.2017

Дорогие друзья! Сегодня мы находимся в славном городе Пермь и общаемся с известным человеком в российском лагерном сообществе, с директором лагеря «Новое поколение» Валерием Николаевичем Долгих. Слава о его управленческих талантах давно вышла за пределы Уральского региона, для многих игроков нашей отрасли Валерий Долгих это символ успешного руководителя современного лагеря.
Анна Байкалова: Начинаем мы с традиционного блиц-опроса. Если спросить у вашего лучшего друга, в чем вы круты, в чем ваша сила, что он ответит?
Валерий Долгих: Я думаю, он ответил бы, что я очень настойчив, если хочу чего-то достичь. Если я поставил цель, я сделаю все, чтобы случилось все так, как я захотел.
Андриян Байкалов: Если бы вышла ваша книга, что было бы написано под вашей фотографией на задней обложке?
Валерий Долгих: Наверное так: «Я делаю то, чем горжусь и это ценно».
Анна Байкалова: Какие три качества должны быть обязательно у руководителя современного детского лагеря?
Валерий Долгих: Первое качество – это умение заглянуть чуть вперед, видеть дальше, чем другие. Второе – эту глобальную цель просчитать, распланировать ее до мелочей и третье — собрать подходящую команду.

Анна Байкалова: Если бы вам пришлось однажды выбирать между лагерем со всей его материально-технической базой, со всеми зданиями и сооружениями и вашей командой. Понимаю что это сложно, но какой бы выбор вы сделали?
Валерий Долгих: Это настолько все взаимосвязано. Мне кажется, что сохранив команду, мы легко повторим этот бизнес. Легко ни легко, но создадим точно, а может даже новый проект был бы еще и лучше, чем существующий. Все-таки я выбрал бы команду. Бизнес это все-таки процесс, а процесс делают люди.
Анна Байкалова: Если бы вам представилась возможность встретиться с лидерами индустрии современного детского отдыха, с кем бы захотели поговорить? Чья деятельность вас вдохновляет?
Валерий Долгих: Если брать глобальных личностей, то я бы пообщался с генеральным директором «Артека» Алексеем Каспржак. Мне нравится, как он работает, по-человечески очень. С удовольствием бы встретился с лидерами японских лагерей. Нравится как продукт детский лагерь «Робин Гуд» Тараса Кононец и Светланы Слобожаниной. Но на самом деле, не надо далеко искать. Мы недавно проводили конференцию «Летние чтения», где лагеря со всего Пермского края рассказывали о своих находках, идеях и программах. И выяснилось, что мы столько не знаем о талантливых людях нашего региона. Поэтому мне бы очень хотелось поехать в один национальный лагерь на севере Пермского края и посмотреть, как они работают. Мы ищем звезд где-то далеко, а они рядом, мы просто не замечаем.
Анна Байкалова: Если бы вам предложили возглавить учебное заведение по подготовке директоров детских лагерей, кого вы бы позвали преподавать?
Валерий Долгих: Директор лагеря – это управленец непонятно какой отрасли. Он должен одинаково хорошо разбираться и в медицине, и в туроператорской деятельности, и в педагогике, и в том, как функционирует котельная и еще много-много всего знать и уметь. Это человек, обладающий очень высокой квалификацией, поэтому здесь работает только самообразование, этому не учат. Я имею в виду не назначенцев, а людей пришедших в отрасль осознанно и надолго, которые видят свой лагерь в будущем успешным и преуспевающим. Как-то мне довелось у Сталь Анатольевича Шмакова брать интервью для нашей газеты (мы в «Новом поколении» их сами печатали в количестве 10 тысяч экземпляров и развозили по школам, она и сейчас существует как интернет-издание ) На самом деле, пообщавшись с таким человеком, ты переосмысливаешь вещи, которые кажутся тебе незаметными, неважными. Он мне этой встречей прочистил мозги, можно сказать. Я начал ответственнее относится к своим делам, поступкам и управленческим решениям. В этой виртуальной школе руководителей детских лагерей, должны преподавать именно такие люди, как Шмаков, которые смогут донести важность миссии директора в сохранении детства, как особого феномена, в осознании пространства детского лагеря как совершенно необходимого места для каждого ребенка. А уже во вторую очередь можно преподавать прикладные дисциплины- финансы, маркетинг, реклама, право и т.д.
Андриян Байкалов: Скажите, а как и когда вы пришли в профессию? И вообще вы осознанно сделали свой выбор?
Валерий Долгих: Как меня угораздило вляпаться в сферу детского отдыха, я не понимаю. Но, так получилось, что после 10 класса меня попросили помочь и поработать вожатым, просто не хватало народу. Когда стал студентом, снова позвали встать вожатым на отряд, хотя снова желания особого не было. А потом поступило предложение быть старшим-вожатым, хотя бы на одну смену. Я не хотел и отбивался, как мог, согласился только попробовать на первой смене. На третий день смены я сказал, что на вторую ни в коем случае не останусь. Но когда сезон подходил к концу, я видел, что никто никого не ищет на мое место, а у меня еще есть нереализованные идеи. Так и закрутилось, собралась команда, и мы командой делали то, что нравится нам и нравится детям. Мы всегда задавали себе вопрос: «Для чего мы это делаем? Какой будет результат?» Это сейчас уже задаешь еще и второй вопрос: «А безопасно ли то, что ты напридумывал? А полезно ли то, что ты делаешь?» Когда начались девяностые, нам пришлось уже не только заниматься программой и содержанием смен, но и реализовывать эти самые путевки. Поскольку у «Нового поколения» уже был имидж, или бренд, как сейчас говорят, народ шел и оплачивал поездки детей в лагерь «Звезда», но именно на наши программы. Через какое-то время, пришло осознание, что это все немного не то, мы стараемся изо всех сил, а хозяева лагерей ни копейки не вкладывают в материально-техническое оснащение корпусов, столовой. Просуществовали так некоторое время, а потом как-то сели в машину и поехали по полям. Зачем? Чтобы отсматривать детские заброшенные лагеря. Нашли один, нашли его хозяина, сели за стол, ударили по рукам, все, лагерь стал наш. Окупился, правда только через несколько лет, да и до сих пор вложений приходится делать немало… Но это было уже не сложно, стоило только сказать, что «Новое поколение» будет именно на этой площадке и быть уверенными, что все путевки будут проданы. А вот если бы я раньше съездил в Америку на международный конгресс детских лагерей, то выбрал бы немного другую стратегию и не вкладывался бы так много в обустройство быта, по-иному бы сформировал пространство лагеря. Да уже сейчас Роспотребнадзор говорит, что в «Новом поколении» скоро ходить негде будет. Везде спортивные площадки, веревочные городки, полосы препятствий, скалодромы, экстрим-парки и прочее.
Анна Байкалова: А что именно так зацепило в американских лагерях?
Валерий Долгих: Они считают, что назначение лагеря в том, чтобы ребенок испытал себя в иных условиях. Там же, из предоставленного, только кроватка и все, быт сведен к минимуму. В одном лагере даже электричества нет. Они объяснили это тем, что у лагеря такая идеология — они «Дети планеты Земля» – встают по солнцу и идут спать по солнцу. Когда я это рассказал нашему Роспотребнадзору и спросил: «Можно мы также сделаем?» Мне с очень интересной интонацией ответили: «Ну, попробуй…»
Анна Байкалова: А японские лагеря чем отличаются от американских?
Валерий Долгих: Они добрее что ли. В Америке работают технологиями, алгоритмами, а в Японии душой. Старшие наставники относятся к младшим как к своим братьям и сестренкам. И у вожатых там немного другая миссия. Они скорее координируют, направляют ребенка, помогают ему сделать выбор.
Андриян Байкалов: А могли бы вы вспомнить историю из вожатской практики, которая в прошлом казалась неразрешимой, а сейчас не можете рассказывать без смеха и иронии?
Валерий Долгих: Ну вот это та самая история, с которой и началась моя встреча с лагерем. Когда меня попросили поехать в лагерь в качестве вожатого отряда детей из детского дома на время пересменки. Условие было такое, что через пару дней приедет воспитатель. Но проходит три дня, директор у меня спрашивает, где воспитатель. А я понятия не имею. Звоним в детский дом, они каждый день говорят сегодня или завтра ждите. И уже практически медиана, и я начинаю понимать, что, похоже, я буду один на 32-х детях до конца смены. Но у меня был неплохой опыт отдыха ребенком в «Орленке» и «Артеке». Кстати, в последнем мне жутко не понравилось, потому что наш отряд чуть не расформировали из-за того, что мы потеряли отрядный флажок. Нас три дня терроризировали разговорами на тему украденного флага, убеждали что его нужно срочно найти, ведь без него не может существовать отряд. И нас уже каждого распределили по другим отрядам. А мы еще были самыми младшими. Конечно это удар по психике. А вот в «Орленке» мне все понравилось, особенно система соуправления. Так вот на том отряде с детьми-сиротами, я понял, что ничего не остается, как создать детский актив. И самое интересное, что сначала возраст детей был почти одинаковым, но на следующую смену мне привезли еще и шестилеток из детского дома. Поэтому я распределил, кто для кого будет братом и сестрой и их обязанности. Мне приходилось создавать семейные ценности. И в один из дней в столовой на обеде ко мне подходит старший воспитатель и говорит: «Долгих, что ты тут расселся, нужно идти и укладывать детей на сончас». То, что я был один на отряде, на это никто уже не обращал внимание.. Я ей ответил, что у меня они сами укладываются. Она сделала недовольное лицо и пошла проверять. Через какое-то время возвращается и говорит, что на этаже правда полная тишина, только какой-то ребенок ходит мимо комнат с загипсованной рукой. Это была простая система дежурных командиров. Главное ведь все верно ребятам преподнести. Я объяснил детям, что если ты сегодня не будешь слушаться командира, завтра им будешь ты и поймешь, как это непросто быть главным на отряде. У меня сложилась жёсткая и четкая система самоуправления. Но в то время все было немного проще. Общелагерных мероприятий было мало, а в отряде мы жили достаточно весело. В один из дней я принес детям банки и сказал, что сегодня мы должны сварить варенье, а для того, чтобы его сварить, нужны ягоды, и что мне абсолютно не интересно, где ребята будут их брать, но лучше принести побольше. И вот через час приносят все подряд: малина, черемуха, черноплодка. Мы уносим все в столовую, и вечером мне отдают большую кастрюлю варенья. Она стояла у меня в вожатской, и я ввел такую систему: какая комната засыпает последней, ложку варенья не получает. Отбой проходил мгновенно. Это была самая яркая смена в моей жизни, смена с детьми из Очерского детского дома.
Анна Байкалова: А какой ваш любимый лагерь?
Валерий Долгих: «Уральские зори». Это второй лагерь, после «Звездочки», куда я попал и это был очень простой лагерь. Там ничего не было, сами что-то придумывали. Однажды придумали «День отряда», который мы решили начать встречей восхода солнца и закончить костром. Утром проснулись, встретили рассвет, днем было очень много испытаний. Сказали начальнику, что вечером идем на костер, но не уточнили, когда вернемся. Вернулись к завтраку следующего дня. Спали возле костра на лапниках и старых одеялах. Утром встали, собрались, к 8 утра пришли в лагерь, у ворот нас встречает начальник и грозно говорит: «Отряд идет умываться, Долгих идет ко мне». Он начал ругаться, рассказывать о том, какие я правила нарушил, но я ведь все-таки не уточнял, во сколько вернусь, а согласие на костер от директора было, так что никаких проблем.
Анна Байкалова: А сейчас бы вы как отнеслись к вожатому, который поступил бы также?
Валерий Долгих: У меня в лагере ночной поход прописан в программе, он обязателен для всех, кроме малышей конечно. Это большая помощь вожатому, потому что атмосфера в отряде сразу меняется после этого мероприятия. И на планерке я говорю вожатым, что есть общелагерные события и отрядные мероприятия, но они все работают только тогда, когда у вас в отряде хорошая атмосфера. Если у вас назревает конфликт или он уже случился, а у нас в план-сетке подготовка к большому мероприятию, да откажитесь вы от программы, вам ничего за это не будет, если вы нуждаетесь в отрядном времени. Сходите на лесной маршрут, погуляйте. Я это наоборот приветствую. Тропа цивилизаций, костровые места, корабль с алыми парусами, который мы недавно построили – это то, чего нет в городе, и чего они нигде, кроме как в лагере, не попробуют
Андриян Байкалов: Как вы думаете, вожатый – это профессия?
Валерий Долгих: Нет, это точно не профессия. Как-то уже запутались с определением. В прошлом году, в каком-то классификаторе вожатство было названо профессией. Но в таком случае вожатому нужно много бумаг, который подтверждают проф.пригодность, сертификат о прохождении курсов, никто ничего не может понять с лицензированием. Но если не брать это все в расчет, вожатый – это все-таки призвание, состояние души. Дано или не дано. Научить этому учебное заведение не может. Это роль старшего брата и сестры, который должен понимать, что его долг – вложить в ребенка все то, что он умеет сам.
Анна Байкалова: Каспржак в своем интервью сказал, что берет на работу человека, который умеет хорошо улыбаться. А у вас какой критерий? Кого вы возьмете к себе в команду?
Валерий Долгих: В этом году мы начали проводить собеседование, задавая обязательный вопрос — чему ты можешь научить ребенка? Чем ты можешь быть полезен ему? Улыбаться – это конечно хорошо, но за улыбкой ведь может скрываться всякое.
Анна Байкалова: Помню, в 2005 году в анапском санатории «Дюна» на Встрече огранизаторов детского отдыха , я Вас поймала, и мы около двух часов разговаривали, сидя на лавочке у столовой. Ваша команда была тогда самая стильная – в черных шляпах и рваных штанах, вы все просто олицетворяли формат успешной педагогической команды. А это как раз был тот период, когда мы решали, нужна ли нам своя база или быть в аренде. Я была за то, чтобы нужно покупать свою, Андриян говорил, что хочет заниматься только творчеством, а не решать хозяйственные вопросы. И я тогда часа два вас терзала, меня очень интересовало, что да как. Тяжело это? Руководить имущественным комплексом?
Валерий Долгих: Есть очень большие плюсы в том, когда лагерь просто арендует пару корпусов. Потому что нет никакого хозяйства. Это первое. Лицензии, контрольные органы, одно сделаешь, нужно уже оформить что-то другое…Когда вы в аренде, этот вопрос снимается. Если иметь свою базу, нужен очень сильный и умный человек, который будет ответственным за хозяйственную часть, который только спрашивает, что нам нужно еще для реализации смены. Но мне самому тоже приходиться залазить в этот вопрос. Потому что это все-таки экономика и деньги. Своя база – это здорово, ты украшаешь ее, делаешь для себя. Но приложением к этому должен быть очень мощный хозяйственник, отвечающий за бытовую часть, а сейчас еще и второй, ему в помощники, которые будет отвечать за взаимодействие с властями. Мы когда работали на территории лагеря «Кама», это было ужасно, потому что в течение двух дней, у нас просто могло не быть воды. А нам то, что делать? Мы заключили договоры и продали путевки. Поэтому у нас было ежедневным мероприятием помывка детей, общелагерный заход в реку Кама с русалками и водяными. Плюс были проблемы с питанием. Могли покормить на час-полтора позже. А у нас ведь программа. Ко мне потом СЭС приезжало и спрашивало, где мы все-таки мыли детей. Я им по-честному, не для протокола говорил, что в соседнем лагере. Я договаривался с директором, и мы устраивали банный день у соседей. И когда я погряз в этих хозяйственных вопросах, то понял, что у меня нет времени на реализацию программы. Я просто говорил, о чем будет мероприятие, но не участвовал в подготовке. Благо команда была хорошая. В составе были Жанна Кадникова, ныне режиссер «Реальных пацанов», КВНщица и актриса сериала «Интерны» Светлана Пермякова. Светлана была старшим воспитателем, Жанна – методистом, какие они мероприятия забабахивали это надо было видеть! А Светлана же актриса ТЮЗа , как она играла роль старшего воспитателя, просто бесподобно! У нас есть игра «Тропа цивилизаций», ребята должны пройти маршруту, выполнив испытания. И я проложил им самый сложный путь, через горы, режущуюся осоку. И, уже после всех мытарств, Света нашла другой, простой и безопасный путь, пройдя по которому сто метров вправо можно оказаться в той же самой конечной точке через десять минут, не залезая в гору, она так ругалась на меня после отбоя! На что я ей ответил, что ребята утром проснутся самыми счастливыми, и ее мучения не были напрасными. Так оно и получилось.
Анна Байкалова: Если вернуться на 20 лет назад, на какие компетенции вы бы делали больший упор, чтобы развивали в себе такого, что вам сейчас активно пригождается?
Валерий Долгих: Я бы, наверное, все-таки учился подбору кадров. Зачастую ты берешь человека, в него вкладываешься, а через месяц другой понимаешь, что все впустую. И время зря потратил, и место просижено. Вот если бы кто-то раньше меня научил, было бы лучше.
Анна Байкалова: А тяжело увольнять?
Валерий Долгих: Да, очень. Но сейчас уже я ученый. Я прежде, чем заключать договор, лучше картину пострашнее опишу того, что нужно делать, затем месяц испытательного срока обозначу. После него все становится понятно, или мы расстаемся, или продолжаем сотрудничество.
Анна Байкалова: А какая роль вам нравится больше – человек-идеолог, который ведет за собой, или вы больше управленец, бизнесмен?
Валерий Долгих: Конечно, первый вариант. Родители и дети постоянно ведь спрашивают, что будет интересного в лагере. Есть один банкир, он говорит: «Слушай, у меня ведь дома и телевизор побольше, и кровать потолще, чем в твоем лагере, я не за этим к тебе своего отправляю. Мне нужно, чтобы ты его общаться научил». А это не из набора шоу или концертов получается, а из цепочки нестандартных мероприятий- «Тропы цивилизаций» той же, да хотя бы всем знакомых зарниц. В общем, в лагере сейчас надо делать то, чего нельзя сделать в школе.
Андриян Байкалов: Как вы думаете, вожатый 20-ти и 30-тилетней давности отличаются от нынешних ребят, и если да, то чем?
Валерий Долгих: Да. Раньше вожатые понимали, что они делают с ребятами. Сейчас вожатые более технологичны, а раньше больше придумывали и стремились к творчеству. У нас есть такая фишка в лагере, в начале смены выдается список мастер-классов, куда можно записать отряд. И ленивый вожатый везде, где можно запишет свой отряд, потому что это проще переводить с места на место. Такие вожатые больше напоминают какой-то механизм, пускай он функционирует исправно, но души в нем нет.. Но это можно изменить, если в вожатский отряд постоянно вкладываться. Начиная с октября, мы ведем подготовку и доносим, что ребенку только тогда понравится в лагере, когда у вожатого в отряде будет все хорошо. Если в отряде плохая атмосфера, хоть запляшись перед ним, он уедет с негативными эмоциями. Поэтому я трачу на это много времени, иногда самому надоедает, но я провожу личные беседы, задаю разные вопросы, спрашиваю, что он сделает, если, допустим, в лагере выключат свет на два часа. Еще в нынешних вожатых интересно то, что их абсолютно не интересует материальная часть вопроса. У нас есть базовая оплата и система стимулирующего вознаграждения. Я думал, что это будет очень хорошо работать. Но нет, для них важно приехать, потусоваться, пообщаться в комфортном кругу. А для меня, как для руководителя, главное, в нужный момент направить эту тусовку в правильное русло.
Анна Байкалова: А сколько получают вожатые, если не секрет?
Валерий Долгих: 15 тыс. за 21 день. В 2016 году мы никому не поднимали зарплату кроме вожатых. Поварам и остальному персоналу объясняли это тем, что вожатый – главный человек в лагере и в случае чего, конечную ответственность за жизнь ребенка несет именно вожатый. Но для вожатых все-таки деньги не самое главное.
Анна Байкалова: А не платить пробовали?
Валерий Долгих: Да у меня знаете, сколько этих волонтеров в лагере. Звонят, просят приехать помочь на 1-2 дня. Так они приезжают и остаются до конца смены, пока не вычислишь. И койку свободную находят, и порцию в столовой. У меня к концу смены возникает дополнительный волонтерский отряд вожатых.
Анна Байкалова: А история про «Содействие детского отдыха». Как вы, будучи директором частного лагеря, получили такое доверие среди других лагерей и возглавили региональное отделение?
Валерий Долгих: У нас была ассоциация «Дети Плюс» при профсоюзах. Федянина Татьяна Глебовна, директор ДЗОЛ «Медик», была дружна с Г.С. Суховейко и инициировала создание регионального Пермского отделения «Содействие детскому отдыху». Изначально это была организация, нацеленная на общение, и объединяла негосударственные лагеря. Когда профсоюзы развалились, на нас перешла часть ответственности и от организации «Дети Плюс». И 7 лет назад, на одном из собраний Татьяна Глебовна говорит, что надо спланировать нашу деятельность и вообще ее пора переизбрать, как очень возрастного человека, и предлагает мою кандидатуру. Якобы пусть попробует. А для меня, что значит «пусть попробует»? Либо делать хорошо, либо не делать. Сначала привели все нормативные и регистрационные документы в порядок, затем прописали годовой план мероприятий. Нашей первой задачей было оказывать поддержку коммерческим лагерям и защищать их экономические интересы. Это дело, конечно, много времени отнимает, особенно последние 2-3 года, когда меняется законодательство и все нормативные документы, и все к нам идут, и всем хочется помочь.
Анна Байкалова: А у вас есть обучающие выездные мероприятия для директоров?
Валерий Долгих: С конца сентября ежемесячно мы проводим круглые столы по важным проблемам, в течение года, каждый месяц. Со всеми органами перевстречались, всему чему можно обучились. Поэтому необходимость в выездном мероприятии отпала. В марте прошли двухдневные «Летние чтения», под лозунгом «Идеи рождают движение», получилось реально хорошее мероприятие.
Анна Байкалова: А власти вам оказывают финансовую помощь?
Валерий Долгих: Нет, мы в этом году мы не получили ни копейки от бюджета. И больше не планируем. Дадут 70 тысяч, а ты потом отчитываешься два месяца. Мы даже отказались от субсидий на создание ресурсного центра. Максимум только на сайт, может быть, подадим заявку на грант. Мы сами скидываемся и плюс взносы ежегодные- 10000 рублей. Нам хватает на свои нужды и потребности и даже на совместную рекламную компанию
АЮ: Сегодняшняя программа обучения директоров идет от «Содействия»?
Валерий Долгих: Да. Мы учимся тому, что нам интересно, что для нас актуально.
Анна Байкалова: Я поняла! Все дело в ваших потрясающих продюсерских способностях? Ведь сначала вы точно также продюссировали свой вожатский отряд, затем лагерь «Новое поколение» и вот теперь все лагеря Пермского края. Откройте секрет, как вам удалось создать такое сообщество?
Валерий Долгих: Да нет никакого секрета. Просто в Перми лагеря боле менее однородны- они все негосударственные, за исключением маленькой части муниципальных. Хотя они тоже с нами, но по формальному признаку им сложно вступать в ассоциацию, нужно много согласовывать с муниципалитетом. Но они везде участвуют, очень дисциплинированные, только членами не являются. Наша ведь задача не пересчитать всех по головам, а главное ведь результат. У нас единая проблематика, у нас нет жесткой конкуренции, у каждого своя ниша. Мы делаем все, чтобы у пермских детских лагерей был позитивный имидж. Если напортачит один, это отразится на всех. Для нас очень важны единые правила, которых придерживаются все. Мы проводим общественную экспертизу качества услуг детских лагерей, приезжаем и проживаем день в лагере у коллег. Но это не проверка- это помощь и подсказка скорее
Анна Байкалова: А как вы решаете вопрос о перевозке детей в связи с законом, который был принят первого января, он ведь по факту не реализуем?
Валерий Долгих: Очень просто. Родители сами привозят детей в лагерь. Мы просто отказались от организованного трансферта. А на эту сумму, которую мы тратили на автобусы, мы решили сделать что-то для лагеря. На сайте объявили голосование-« чтобы вы хотели видеть в «Новом поколении?». Победил скалодром. Родители приехали, увидели скалодром, и ко мне больше не было вопросов. У нас вообще с доставкой беда, у нас нет муниципального автопарка. Только частники. И они отказываются перевозить детей, потому что слишком много документов и бумаг нужно заполнять для сопровождения. Поэтому в Перми в лагеря детей привозят сами родители. В день заезда я стою у ворот с 9:00 до 14:00, встречаю родителей и детей, со всеми общаюсь. Родитель прошел с ребенком по территории, заправил ему постель, разложил вещи, убедился, что все хорошо. Тут же у нас на площади массовка, театрализованная встреча, родители видят, что лагерная жизнь началась, закипела и со спокойной совестью уезжают. У нас по договору прописано, что в первые три дня родитель может приехать и погулять с ребенком и решить, нужен ли им лагерь или нет. Но по этой схеме во второй и третий день практически никто не приезжает, кроме тех, кто забыл что-то передать. Потом посещение разрешено только в родительский день
Анна Байкалова: Немного о личном. Что для вас отдых?
Валерий Долгих: Можно сказать что путешествия. Правда, путешествовал последний раз год назад. Мне выдалась неделя, в которую можно просто пропасть для окружающих. И я взял билет на самолет, улетел в Малайзию, а потом в Сингапур. Языка я вообще не знаю, но этот экстрим мне понравился. А шумные компании я не люблю, больше нравится отдыхать наедине со своими мыслями.
Анна Байкалова: Скажите, есть что-то, что вас заряжает по утрам? Я, например, подскакиваю от какой-то новой идеи, вот недавно была игра «Тест-драйв». Просыпаясь, я сажусь к столу, записываю и систематизирую мысли и начинаю разрабатывать механику игры. И от этих вот новых идей, будь то новый сайт, сценарий или игра, хочется просыпаться по утрам
Валерий Долгих: Я не могу сказать, что я утром хочу разрабатывать игры, но если допустим что-то новое придумали власти, то я просыпаюсь с мыслью «ах так», и это меня заряжает. Мысль о том, что надо собраться и дать отпор – вот от чего у меня появляется адреналин и заряд бодрости на день.
Анна Байкалова: То есть вы воин по жизни?
Валерий Долгих: Извините, а у нас по-другому нельзя.
Андриян Байкалов: Ну и завершающий блиц. Книга, которую, по вашему мнению, должен прочитать каждый вожатый перед поездкой в лагерь?:
Валерий Долгих: Раньше была такая зелененькая книжечка Афанасьев, Коморин, Тимонин «Что делать с детьми в детском лагере». И нравится мне книжка «Настольная книга вожатого» от Мосгортур. У нас в лагере у каждого вожатого есть, говорят, что очень помогает. И, конечно, все наши методические разработки, которые мы переводим в цифру — у вожатых нашего лагеря есть свой сайт http://ikomandor.ru, где мы храним все наши наработки.
Андриян Байкалов: Если песня из лагеря, то какая?
Валерий Долгих: Мы уже второе лето на каждую смену заказываем в ДК Солдатова песню, которую пишут специально для «Нового поколения», ставим под нее танец. Стоимость одной песни 40000 рублей. И то, что получается, очень нравится и детям и вожатым. А самая любимая, не лагерная, но любимая «Через годы, через расстояния». Мы пели ее в «Уральских зорях» постоянно, когда я еще был нормальным вожатым, потом стали петь всей дружиной и даже заканчивать каждое мероприятия.
Анна Байкалова: Самый последний вопрос. Если бы вы могли обратиться ко всем директорам детских лагерей сразу, какое напутствие вы бы им дали?
Валерий Долгих: Не превращаться в завхоза, а в первую очередь понимать, что вы работаете для того чтобы детям в вашем лагере было полезно, интересно, комфортно и безопасно. Не будьте функционером, будьте идеологом и руководителем команды, которая дарит добро, полезности и хорошее настроение всем детям вашего лагеря!

Комментарии (0)


Оставить комментарий

Добавить комментарий

17 + 15 =

* - обязательные поля